Верблюд

Добро пожаловать!

Это сообщение будет висеть наверху. Если вы хотите со мной связаться или о чем-то спросить, удобнее всего это сделать тут. Комментарии скринятся.
Верблюд

Завтрак чекиста или как мойдорогойсупруг искал дядю

Перед тем как приступить к собственно рассказу придется сделать предисловие — откуда взялся дядя. 

Рав Мордехай Игрон был послан из Вильны на вновь осваиваемые земли в Каган, еврейское поселение под Бухарой, в качестве раввина. У него были сыновья, один из которых стал дедом моегодорогогосупруга, и младшая дочь Роза. Эта Роза вышла замуж на Мишу и уехала из родного дома в Кагане кудай-то вдаль. Позже оказалось, что в Ригу. Миша работал там по своей основной специальности — разведчиком, чтобы не сказать шпионом, и по дороге крутил какие-то крупные дела, приобретая по ходу полезные знакомства. Роза выучилась на косметолога — и на этом информация о ней заканчивается. 

О Мише в семье бродят легенды, в которых не очень понятно — где правда, а где фантазия родственников. Но точно известно следующее: Миша чуть не провалился однажды на любви к зеленому чаю, так что, логически рассуждая, понятно, что он тоже был оттуда же — с Востока. Правда, это было понятно и раньше, потому что Роза до замужества из кагана не выезжала. Но к счастью, чай был объявлен лекарством, прописанным врачом, и как-то обошлось. А вот неправильно повести себя со служанкой он боялся и попросил жену, чтобы прислуга приходила, когда он уже уйдет из дома. «Сварить пару яиц я и сам могу», — заявил супруге разведчик, и так оно и повелось в их доме. Хозяин — за порог, служанка — на порог. С тех пор в нашей семье вареные яйца называются «завтрак чекиста». Это объясняет первую часть заголовка, но не объясняет вторую. 

Collapse )
Верблюд

Написано в 2021 году

Кто имеет медный щит, тот имеет медный лоб.
Поцелуй своего ишака под хвост. (Ходжа Насреддин)

Война... Взрывы, ракеты, убежища, ранения и гибель людей...
Многие задаются вопросом - почему? Иногда - за что? Намного реже - зачем?

Обратите внимание на общеизвестный факт. Когда начинается война, народ Израиля резко объединяется, пренебрегая различиями и противоречиями. Правые, левые, светские, религиозные - все хотят, чтобы война поскорее окончилась, и те, кто готовы были вцепиться друг другу в глотки, разжимают зубы и начинают общаться как разумные люди. Да, у нас разные мнения, да у нас есть противоречия, но по сравнению с ракетой, которая летит прямо на голову, они съеживаются, уменьшаются и тихо отползают в сторону. Если бы навсегда! К сожалению, только до того момента, когда наступит мир.

И так много-много раз подряд. Вспомните предыдущую войну лета 2014 года. В армию шли посылки с бельем, привозили продукты и готовую еду, кто-то пожаловался, что не хватает трусов - повезли трусы с запасом на несколько месяцев, а то и лет. Мы же все это видели, слышали, помним.

И что? Прошло какое-то время, и опять: левые на правых, правые на левых, светские на религиозных, религиозные на светских.
Корона-макарона эффекта не дала. Ходили в масках и продолжали поливать друг друга грязью.
Комедия многократных выборов, когда уже все запутались - что к чему и почему, уже никого не смешит.

( Свернуть )

Collapse )
Верблюд

Как мойдорогойсупруг в КГБ искал дядю

Однажды мойдорогойсупруг был в командировке в городе Черновцы. И его мама, ז''ל, дала ему поручение найти своего дядю, ז''ל. А дело заключалось в том, что дядя был непрост. Был он скорее не дядя, а муж тети, но чего уж там... 

Начнем издалека. У прадеда Мрдехая, раввина города Каган, что под Бухарой, были три сына и дочка. Один из сыновей, Аарон, приходился моемудорогомусупругу родным дедушкой, двое других — соответственно, двоюродными, как и тетя Роза. Так что, он был ее внучатым племянником.
Эта самая Роза вышла замуж за пришлого еврея по имени Миша и уехала с ним далеко — в центр, в Москву. Об этом Мише новым родным было известно немного — только то, что до женитьбы на Розе он был начальником погранзаставы в Гайсан-Кули, а потом командиром погранотряда. Вот с этой должности его в Москву и отправили. Было это за несколько лет до Второй мировой войны. Письма тогда шли долго, часто терялись в пути, и о Мише с Розой долгое время родные ничего не знали. Через какое-то время молодая семья перебралась в Ригу, но письма все равно отправлялись в Москву, а как уж их передавали дальше, кто знает... 

Collapse )
Верблюд

Кше ану бану

Дело было как раз во времена "кше ану бану", так что можно считать это продолжением данной темы.

Итак, образ коренного израильтянина в сползших и непонятно на чем держащихся шортах, нарисованный любящими родственниками, подтвердился визуально на третий день по приезде в Страну. Он шел, почесывался там, где ему чесалось, и ел на ходу питу, набитую до отказа, - так, как едят арбуз: откусывая по периметру луны. Подивившись явлению, мы начали жить дальше.

Впоследствии оказалось, что израильтяне - разные. Типаж с питой во рту был очень характерным, но не единственными. Например, поздним вечером нам попалась буйная компания волосатых вьюношей. Они стояли, и орали, и напугали нас до смерти. В Питере такая компания означала серьезную опасность. Впоследствии оказалось, что это местная команда игроков в волейбол. Один из этой компании назавтра встретился мне в бассейне, где я выгуливала деток. Он плескался в "лягушатнике" с годовалым младенцем, окунал его в воду, целовал ему пяточки и всячески выражал отцовскую любовь. Питерские папаши такого не делали - никогда. Я была под впечатлением. Воспитательница в малышовом садике была из Турции, и на ноге у нее сверкал золотой браслет. К тому времени я уже знала, что на руках может быть несколько массивных браслетов - и это нормально. Но на ноге...

Collapse )
Верблюд

Как мойдорогойсупруг попался с паспортом

Однажды мойдорогойсупруг (будущий), а тогда достаточно молодой специалист по автоматике, был в командировке в городе Андижане, Узбекской ССР. Командировка окончилась, пора было лететь домой, в Ташкент, и он обратился в билетную кассу. Обратиться-то он обратился, но билет ему не продали. И не то, чтобы билетов не было, — Андижан, все-таки, не Москва летом, южное направление. Билеты были, сколько угодно. Но, вот, не продали. 

— А что случилось? — удивленно спросил наш молодой специалист молодую узкоглазую кассиршу в традиционном платье из хан-атласа. 

— У вас паспорт просроченный, — ответила кассирша. — Фотография не вклеена. 

А надо сказать, что «в те времена далекие, теперь почти былинные» всем выдали новые красные паспорта. В отличие от старых, зеленых, которые надо было менять каждые пять лет, эти можно было оставить себе, только в возрасте двадцати пяти лет гражданин был обязан вклеить свежую фотографию. Государство справедливо полагало, что физиономия шестнадцатилетнего юнца довольно сильно отличается от мужественного лица взрослого мужчины. 

Так вот, мойдорогойсупруг (будущий) фотографию вклеить забыл и предъявил кассирше свое юное безбородое лицо вместо имеющегося на тот момент бородатого. 

— Продать вам билет я не могу — не имею права, — отреагировала барышня в окошке, взглянув в паспорт и отметив явное несоответствие типажей, — и не продам. 

— А что же делать? — последовал вопрос. 

— Езжайте поездом. 

— Не хочу поездом, хочу самолетом, — уперся командированный инженер. 

Collapse )
Верблюд

(no subject)

Зверь Пицзеци в эпоху Куй

Написано в 2011 году

"...- Уху!" - воскликнул Учитель с тревогой. - "Это был зверь пицзеци. Его появление в мире всегда предвещает наступление суровой эпохи Куй. А столь большие пицзеци приходят лишь накануне самых ужасных порясений!"

Хольм ван Зайчик.

Ходит-бродит зверь ужасный,

Словно тать в тиши ночной

Он не черный, он не красный,

Он сверкает белизной.

Он крадется, подползает,

В страшных снах детей пугает.

Он грозится дверь взломать,

Он забрался под кровать.

Я давно не улыбаюсь.

Я закроюсь, я задраюсь -

На задвижку, на замок.

Терем-терем-теремок...

Никакой на свете зверь

Не откроет эту дверь.

Но зверь Пицзеци - в эпоху Куй

Особенно крупным бывает он.

И если подходит к нему Му-Да,

То по мозгам получает всегда.

И если не хочешь попасть впросак,

Ты должен задолго узнать его:

Приметы, повадки и общий вид,

И чем он опасен, и чем знаменит.

Ах, зверь Пицзеци, - он бел и пушист,

Но это ведь только один обман...

И если ты хочешь сберечь мозги,

То постарайся не быть Му-Да.

Верблюд

Как мойдорогойсупруг сукку охранял

Во времена далекие, теперь почти былинные, в середине 90-х, мойдорогойсупруг работал охранником в довольно поганой фирме, которая гоняла его в хвост и в гриву, куда хотела и платила тоже сколько хотела, то есть очень мало. Как-то раз перед праздником Суккот ему предложили поработать ночами на охране рекламной сукки строящегося тогда района Неве Савийон. Сказали, что делать там нечего, просто сиди, и можно спать. Он согласился. А надо вам сказать, что как раз в этом самом году мы начали возвращаться оттуда туда. То есть из доисторической родины на историческую мы уже вернулись, даже можно сказать, поднялись, а вот возвращаться к иудаизму только-только начали - тшува называется.

Короче, собрала я моегодорогогосупруга, он же охранник в путь-дорожку дальнюю: "Ложка здесь, чашка здесь, чистая рубашка - есть...", спальничек, бутерброды, термос. И - вперед.

И вот он там с вечера дежурит, ночь спит - все хорошо. На следующий день мы с дочками ( 6 лет и 3 года) к нему пришли - навестить. Что-то мы по папочке дружно заскучали. Жили мы тогда в Неве Моносон, а это от Ор-Йегуды, где строился тот самый микрорайон, совсем близко. Пришли, посидели, а поскольку сукка рекламная, то там и стол, и стулья, и все такое прочее присутствует. Поужинали, значит, вместе. Дети разлеглись на папином спальничке, балдеют. Мы беседуем. И так мы приходили несколько раз - почти каждый вечер.

Прошла неделя, кончился Суккот, кончилась и охрана сукки. Мы сидели и радостно подсчитывали будущие доходы. При подсчетах сумма выходила приличная, радовала сердце, веселила душу. Обещали заплатить по полуторному тарифу. Но не заплатили. Бухгалтерия очень миленько присоединила оплату за сукку к зарплате следующего месяца, и налог сожрал все. Все-все, до шекеля, до агоры, до копеечки.

Сначала мы повозмущались, а потом, когда немного поднабрались знаний, поняли, что нам Сверху устроили принудительное выполнение заповеди, которую иначе мы ни за что на том этапе не выполнили бы.
И действительно, кто же получает деньги за мицву?
Это было одно из первых чудес на нашем пути.

Хаг Суккот самеах!

Collapse )
Верблюд

Попытка мемуаров с уклонами и отступлениями. Севастополь. Как я не стала астрономом

Предыдущий кусок мемуара заканчивался видением звездного неба со дна глубокого колодца. Так вот, о небе...

В Севастополе был замечательный Дворец пионеров. Замечателен он был прежде всего, что под дворец было отдано прекраснейшее здание Института физических методов лечения им. Сеченова.
Когда-то это была просто водолечебница, но в начале 20 века начали строить новое здание, и вот 12 мая 1914 года в Севастополе с Высочайшего соизволения Николая II и по инициативе одного из основоположников отечественной физиотерапии профессора Александра Ефимовича Щербака, состоялось открытие «Романовского института физических методов лечения».
Во время войны здание было основательно разрушено, но его восстановили очень бережно, и поскольку сам институт давно убрали в Ялту, отдали пионерам. На картинке Дворец пионеров именно такой, как я его помню, т.е. конца 60-х годов. Разница только в том, что после ремонта инкерманский камень, из которого в Севастополе строили дома, как следует почистили, и дворец стал опять белым, каким был при открытии. Только, конечно, в сеченовском институте не было на крыше фигур с горнами и барабанами - типа, дети рабочего и колхозницы с ВДНХ.

Я это здание обожала. Не имея никаких дел во дворце, я просто заходила туда с улицы, когда рядом не было никого из персонала, и долго гуляла по прохладным гулким коридорам, где всегда стоял какой-то странный запах - не приятный и не неприятный, своеобразный. Сейчас я думаю, что это был запах моющего средства, которым мыли там пол.
Самое интересное было зайти на обратную сторону - туда, где здание выходило на бухту. Конечно, выйти из здания было нельзя, все было заколочено гвоздями и заперто замками. Но стоять внутри чудного эркера и смотреть на волны, которые зимой почти доставали до стекол - это было прекрасно!

Короче, я бродила по дворцу и все думала, в какой же кружок записаться, чтобы никто, наконец, не цеплялся на входе, зачем я сюда пришла. Рисование и вышивание и хор меня не интересовали, но вдруг, гуляя по очередному бесконечному коридору я увидела на двери табличку "Кружок астрономии" и сделала охотничью стойку.
     Дело в том, что в том самом возрасте гуляния по дворцу я очень увлекалась фантастикой. К этому меня приохотил папа. Мы с ним на пару читали все, что печатали в журнале "Искатель", который он добывал в киоске "Союзпечати", пользуясь благосклонностью симпатизировавшей ему продавщицы. Кроме того, мы читали все фантастические книжки, которые залетали в наш дом по самым неожиданным траекториям. Так были прочтены "Каллисто" и "Каллистяне" некоего Мартынова, которого пришлось вспоминать через Гугль. Я их просто взяла в детской библиотеке. Потом пошли Немцов, Емцев и Парнов, потом еще что-то... "Возвращение" Стругацких и Ефремов были позже, наверное, хотя не могу с точностью сказать. Но в любом случае звездолеты и галактики, а также черные дыры и внеземные цивилизации присутствовали в моей жизни наравне с дневником и пионерской организацией, впрочем, дыры и галактики были несравненно важнее.

    Так что, охотничья стойка образовалась не на ровном месте, а на устойчивой идеологической базе. Робко постучавши в дверь, я была встречена с радостью и принята в астрономический кружок. Если учесть, что в кружке было человек пять всего, понятно (теперь понятно), что существовала угроза его закрытия, и новый пионер/ка был очень даже кстати. Чего только не было в этой небольшой комнате со столами, как в школе. На стенах висели карты звездного неба, где как раз и летали фотонные звездолеты из моих грез, там были плакаты с Юпитером и Сатурном - с кольцами! Был портрет Луны с кратерами. А когда притушили свет, настоящая модель Солнечной системы стала крутиться, и вертеться, и, сверкая лампочками, показывать  траектории движения планет. Я была в восторге!

    Занятия кружка проходили после уроков, ближе к вечеру. Не помню, была ли какая-то плата, но если даже и была, наверняка папа убедил маму, что ребенок хочет - ребенку надо. Маме не нравилось, что я возврашалась домой в сумерках, но и это как-то преодолели. Прошло три занятия - я продолжала быть в восторге и, приходя домой, подробно и с подвываниями рассказывала о том, что было и как было.
    На четвертом занятии руководитель кружка, товарищ среднего возраста, как я сейчас понимаю, сообщил, что в следующий раз заниматься мы будем ночью, с выездом за город и в спальных мешках. Ожидается звездопад, и с собой у нас будет телескоп.
    Прийдя домой, я с тем же восторгом сообщила маме все эти перспективы: и звездопад, и телескоп, и спальные мешки. На этом все и кончилось. Мама твердо заявила, что она никак не может разрешить мне поехать, потому что там будет холодно, и я обязательно простужусь.
- Какие спальные мешки? - возмущалась мама. - Какой звездопад?
- Но, мама, мы же будем с руководителем, и все поедут!
- С руководителем?! В спальных мешках?!
Папы дома не было. Впрочем, переубедить маму в таких случаях было невозможно, так что, и папа бы не помог - это я понимала отлично. И рыдать было бесполезно.

Больше я в кружок не ходила - мне было стыдно, что меня не пустили, как маленькую. Хотя сейчас я понимаю, что скорее меня не пустили как большую - мне было 13-14 лет, и мама, видимо, беспокоилась, что там будет с телескопом. Долго я не могла маме простить то, что она меня тогда не пустила. Там наверняка было так интересно! Падающие звезды, телескоп, спальные мешки...

     И накрылась моя астрономия большим медным тазом. И, наверное, опять пришлось бы проникать потихоньку во Дворец пионеров, проскальзывать мимо уборщиц и педсостава. Но после этого случая я ходить во дворец практически перестала - боялась встретить знакомых, а вскоре вообще перешла в другую школу и вышла из пионерского возраста.

    Так плачевно окончилась моя попытка изучения астрономии - с телескопом и в спальном мешке.
Верблюд

Попытка мемуаров с уклонами и отступлениями. Севастополь. Не опять, а снова

Итак, лето кончилось, и я опять пошла в новую школу. И писать мне об этом совсем не хочется. Школа была никакая. Ходить в нее надо было через продуваемый всеми ветрами пустырь. Самое интересное, что я почти ничего не помню из всех трех лет, проведенных (просиженных) в этой школе. Здание - никакое. Обычная школа-новостройка буквой "Н". Два длинных трехэтажных чуть лучше, чем барака, а между ними - перемычка-спортзал. Учителя были тоже никакие - почти никого не помню, а кого помню, о тех лучше не говорить. Потому что нечего говорить. Были яркие пятна, например, учительница рисования. Вместо того, чтобы заниматься своими делами, пока мы рисовали какую-то фигню типа орнамент в полоске, как это обычно бывало в других школах, она нам рассказывала о художниках. Рисовать я никогда не умела, но впитывала все, что она рассказывала, как три губки вместе взятые: и о передвижниках (куда ж без них), и о Репине, и даже о Врубеле. Жаль, никогда не спрашивали - уж я бы рассказала.

Странно, Севастополь находится в очень теплой климатической зоне, но от этой школы у меня всегда было ощущение некой подмороженности. Огромные окна в классах и коридорах летом давали возможность не помереть от жары, но я их помню - холодными. Здесь тоже не разрешали надевать свитера и кофточки на школьную коричневую форму, так что народ носил все "под платье". Физически я не слишком мерзла, я замерзала душевно. И еще помню отвратительные грязные половые тряпки, которые мы, дежурные, полоскали в ведрах с холодной водой. Кожа на руках от этого трескалась, и я тешила себя надеждой, что не смогу играть на пианино и не надо будет заниматься. Но тщетно. Мама мазала мне руки глицерином, и опять можно было играть...

Еще у нас была учительница физики, правда, продержалась она то ли четверть, то ли две. Я ее обожала. Молодая, в короткой юбке, с фасонистой очень короткой стрижкой, она преподавала физику ИНТЕРЕСНО. Просто очень интересно! Ходили слухи среди учеников, что новая физичка по образованию не педагог, а инженер, что она работала в КБ и к нам пришла ненадолго, пока не найдет работу по специальности. Так и вышло. Вскоре она ушла, а на ее место пришла обычная учительница с педагогическим образованием. Иллюстации в учебнике перестали оживать, вместо электрического тока по проводам пошла рыбья кровь, и даже магниты перестали притягивать железки. И я опять стала засыпать на уроках.
Тем не менее, я и в этой школе стала отличницей, как уже бывало в предыдущих школах, а также - чемпионом по подсказкам. Благодарные двоечники не дразнили меня жиртрестом, а что они себе думали молча, я не знала. Подруг у меня не было, друзей - тем более. Были слушатели подсказок, списыватели задачек и другие совершенно равнодушные ко мне люди.

Зато у меня была музыкальная школа, которую я ненавидела всеми фибрами своей несчастной подростковой души. Одна у меня была отрада - муз. литература. Там я была королевна и писала сочинения, которыми восторгались преподаватели. А по специальности - фортепиано - у меня была учительница, которой было все все равно. Ее фамилия была - Батманова, наверное, предки были из балетных. Она была тощая, как жердь, вся сухая - и внешне, и эмоционально. Ей бы черчение преподавать! Она и играла, и учила так же сухо - без всякого интереса и к предмету, и к ученикам. Так что, у нее я получала тройки, "а на большее ты не рассчитывай".

Но деваться было некуда. Я исполняла мамину мечту - окончить муз. школу. Эта мечта у нее самой оказалась неосуществленной из-за войны, эвакуации, голода, безденежья и прочих многочисленных второстепенных препятствий. И теперь я отвечала за все. Ребенок должен учиться музыке! Это не обсуждалось. И я послушно тянула лямку, не смея воспротивиться. Даже папа пытался за меня заступиться, но мама была неумолима. Так я и окончила эту самую муз.школу: муз. литература - 5, сольфеджио - 4, специальность - 3. Правда, была маленькая радость - уроки аккомпанемента. Их вела молодая жизнерадостная скрипачка, которая меня хвалила за то, что я чувствую музыку и, сделав ошибку, продолжаю играть, чтобы не останавливать того, кому я аккомпанирую. Так что, по аккомпанементу у меня тоже была пятерка. А моя Батманова все возмущалась - как это я так плохо играю у нее на уроках, а по аккомпанементу у меня пять! А чувствовать музыку она сама не умела.

Я была до безобразия закомплексованным подростком -  настоящий гадкий утенок, а точнее - настоящий гадкий гусь, потому что откормленная в раннем детстве любящей бабушкой, я продолжала оставаться в форме шарика в самые тяжкие годы. На школьных вечерах я в самом нарядном из своих платьев подпирала стенку, иначе она могла бы упасть и раздавить танцующих. И зачем я туда ходила?

Правда, один раз меня один мальчик пригласил на танец. Это был настоящий шок. Я была счастлива целую неделю или даже две. Правда, этот мальчик больше так ко мне и не подошел. Никогда. Ни на вечере, ни потом. И только через много-много лет я поняла расклад. Я была тогда в седьмом классе, а вечер был для седьмых-восьмых вместе. А наша учительница английского языка была классной руководительницей восьмого класса. Звали ее Нонна Давыдовна. А фамилия того мальчика, который меня пригласил, была - Рубинштейн. Хорошим человеком была Нонна Давыдовна, пожалела меня и устроила это приглашение, организовала еврейской девочке кусочек счастья. Парнишка послушался, видно хорошо к учительнице относился, и пригласил. И я действительно была счастлива целых пять минут - и еще две недели. Правда, после этого глубина той ямы, в которой я сидела, намного увеличилась, но все-таки, иногда оттуда, с самого дна, было видно звездное небо.