?

Log in

No account? Create an account
Лея Халанай
20 November 2020 @ 12:20 am
Это сообщение будет висеть наверху. Если вы хотите со мной связаться или о чем-то спросить, удобнее всего это сделать тут. Комментарии скринятся.
 
 
Лея Халанай
10 February 2018 @ 07:11 pm
А кто-то ищет просто так
Свой свет в конце тоннеля,
А кто-то падает впросак,
А попадает в шельф.

И кашу лопает дурак,
И всей душою верит:
На дне тарелки ждет его
Дружок - домашний эльф.

Он все поймет и все простит,
И сопли вытрет нежно,
Не говоря уж о слезах,
Что капали давно.

Он сварит суп, помоет пол
Накормит булкой свежей,
И скатерть свежую на стол
Постелит заодно.

Ищи-свищи, дурак, свой свет
Туннелей в мире много
А вот тарелка, как ни кинь,
Выходит, что одна.

И кто сказал, что эльфов нет?
У всех своя дорога,
Одна Луна, одна страна,
И лампочка одна.
 
 
Лея Халанай
Мне срочно нужно - какими звуками подгоняют осла, чтобы бежал быстрее? Причем, это надо для истории из времен Авраама-авину. Кто-то может помочь?
 
 
Лея Халанай
Анадысь-намедни, а точнее, в четверг на прошлой неделе, посетила я культурный мероприятий, а точнее, творческий вечер Нелли Воскобойник, любимой нашей ottikubo по поводу выхода ее второй книги "Коробочка монпансье".
Началось все с того, что я очень долго сожалела, что никак не смогу туда попасть, потому что ужасный гриппер-простудифилис, который напал меня уже месяц как, тянется противным кашлем, и конца ему не видно. Повздыхала я, поохала, и вдруг появился добрый принц на белом коне черном джипе, и увез меня в даль светлую ночь темную.

А на улице - слякоть, мрякоть и бякоть... Дождь льет, "ветер воет, гром грохочет, синим пламенем пылают..." - ну, дальше вы знаете. И тут я влезаю в тепло, мягкость и уют, и этот очень хороший человек вместе со мной едет дальше, но не в Иерусалим, а в Петах-Тикву - за еще одним хорошим человеком. Забрали хорошего человека, едем дальше - за еще одним хорошим человеком, но уже женского полу.
И вот, наконец, нас полный комплект - мчимся в Иерусалим. Буря продолжает мглою небо крыть или что она там еще кроет. Вместо вихрей снежных у нас дождевые потоки, но джип, как танк, преодолевает все преграды и поднимает, поднимает нас все выше и выше. Мужчины беседуют о политике и высоком качестве осушения дорог, дамы слушают, почти не вмешиваясь. Короче, все путешествие заняло ровно два часа, зато четыре хороших человека приехали в культурный мероприятий. Заходим. Вернее, они заходят, а я чуть задерживаюсь и направляюсь в дамскую комнату. Потому что за два часа поездки уже так ручки помыть хочется, просто терпеть невозможно. Ну, вот, ручки помыла - теперь можно и в зал. Опоздали мы, конечно, здорово...

А в зале - я просто обалдела. Думала, будут несколько человек, которым неудобно было не прийти, а оказалось - полный зал. И публика такая хорошая. Интеллигентная публика. И реагирует так хорошо, правильно. Где надо, смеется, где надо - замирает. И так мне стало хорошо, прямо как старику Роммуальдычу, тому, который аж заколдобился. Сижу, вникаю, радуюсь. Много говорили хороших и правильных слов и о книге, и об авторе. И видно было, что все выступающие их любят - и книгу, и автора. А потом Нелли начала читать свои рассказы. И это было тоже очень хорошо. Потому что авторское чтение - это совсем отдельный жанр, и не всякий с ним справится. Самое интересное было в конце. Несколько раз наш уважаемый автор пыталсяась тихонько закруглиться, но ей не давали, и чтение продолжалось и продолжалось, и никому не хотелось расходиться. Но все же пришлось - десятый час, далеко не все на собственном транспорте.

Обратная дорога была короткой. Наш принц на черном джипе довез нас с ветерком, а второй хороший человек купил нам в дорогу бутерброды в магазине при бензоколонке. Так что, наш светлый путь в полной темноте завершился ко всеобщему удовольствию.

Я как честная девушка хотела книгу купить, но получила ее в подарок, за что отдельное спасибо! И, конечно, дома, зарывшись в пуховое одеяло, стала читать. И вот тут я поняла очень важную вещь. Эта книга не читается подряд. Рассказы надо читать по одному, а потом просто ждать, пока пройдет щемящее чувство тихой грусти вместе с доброй улыбкой. Если читать подряд, мозаика сливается, как точечки на картинах пуантилистов, и это чувство, не успевая отрабатываться, накапливается и переполняет читателя, по крайней мере, так было у меня.

Спасибо, Нелли, спасибо принцу на черном джипе, спасибо хорошим людям - моим попутчикам. Оркестр играет туш!
 
 
Лея Халанай
21 January 2018 @ 11:35 am

Вот, моя подруга написала, что море не любит, и вдруг у меня такая сила эмоций проснулась. Я море просто обожаю. Я на море выросла, в Севастополе, и видела, и знаю его разным. В штиль и в шторм, на восходе и на закате, в полдень, освещенное солнцем, и ночью под звездами.

Мы с морем одной крови. Не случайно же морская вода похожа на кровь по каким-то там химическим составляющим, точно не помню. Но это у всех людей, а у меня - особенно.

Я люблю море всякое. Стоишь утром на берегу, а на море полный штиль. Здесь такого почти не бывает - все-таки, открытое море, Средиземное. А в Севастополе бухта - большая, глубокая, закрытая. Так там, если штиль, то вода не шелохнется, только водоросли покачиваются в прозрачной глубине да по каменистому дну ползают синие крабы .

А в шторм - совсем другое море. Бешеное. Волны захлестывают набережную - стараются добраться до верха, туда, где я стою, и почти у них уже получается, но - нет. Носятся сумасшедшие чайки, орут резким чаячьим криком, пока не собьет воздушный поток. А я оглядываюсь по сторонам и проверяю, нет ли кого рядом, а потом кричу вместе с прибоем. Вот это счастье!

А ночью как-то под звездами я видела странное что-то. Оно летело по небу строго горизонтально, а потом повернуло вверх и исчезло. Такой световой диск. НЛО? А кто его знает. Море было черно, рыбаки, как и много веков назад, ловили рыбу на свет фонаря. Поймали? Море плескалось внизу, и его не было видно, только чернота и плеск.

А утром я любила восход. Солнце выкатывалось из-за горизонта и потихоньку начинало освещать и согревать сначала кусочек моря у горизонта, потом все больше и больше, и потом уже доходило до берега, где я его ждала. Мы здоровались за руки. А что же это - лучи, как не руки? А потом я уходила - мне надо было на работу, и море оставалось меня ждать.

А теперь - что ж... Редко мы видимся с морем. Далековато оно от меня. Час автобусом надо ехать. Но иногда доченька берет меня и на машинке отвозит к морю. Она знает, что мне с морем надо побыть наедине, поэтому отходит немного в сторону, и тогда начинается мое счастье. Возвращается молодость, и чувства точно такие же, как были когда-то. Но вот, надо уезжать. Она везет меня вдоль берега, и я долго прощаюсь с морем, пока оно не исчезает вдали.

До свидания, море! Мы еще встретимся.

 
 
 
Лея Халанай
18 January 2018 @ 09:57 pm
У... У... У... Это воет ветер за окном. Стекла трясутся, трисы закрыты наглухо. Вместо камина тихо свиристит мазган. Греет, заботится. Поела горячего супчику вечером - опять же греет изнутри. Кашель не проходит. Даже кодеин ночью не спасает. Ну, не так, чтобы очень спасает. И что ему надо, этому кашлю? Сидит себе в горлышке четвертую неделю, слава Б-гу, ниже не спускается, но и не проходит.
Хорошо в такое время сидеть за компом и сочинять истории из жизни Авраама-авину. Придумывать диалоги, стараться не дать фантазии управлять процессом - ни-ни.
И пить тепленький чаек, и ждать, когда уже под пуховое одеяло. Скоро, скоро... Лягу, завернусь, свернусь клубочком и... начну кашлять. Тогда сделаю подушку повыше, развернусь и стану ждать, когда кодеин подействует. А тут и утро.
 
 
Лея Халанай
06 January 2018 @ 09:56 pm
Из последних сил сообщаю. Как я есть барышня в гриппе, то читать вас, дорогие друзья, иногда удается, но комментировать, увы... Даже самые лучшие ваши рассказы остаются без моих комментариев. С надеждой на скорое возрождение.

Всем спасибо. Я стараюсь.
 
 
Лея Халанай
03 January 2018 @ 05:18 pm
Ах, ленты-бантики
Красотки, франтики
Бабетта веником
И солнце-клеш...
Ах, эти бублики
По всей республике,
И песню дружбы запевает молодежь!

Папашка в камере,
Мамашка в лагере,
А я в береточке
Так хороша!
Папашку хлопнули,
Ногой притопнули,
Мамашка выползла, в чем держится душа...

Пятидесятые
Прошли проклятые,
Прошли блаженные,
Пустились в пляс.
В ладошки хлопнули,
Ногой притопнули
И буги-вуги напевает контрабас.

Прошли двадцатые,
Прошли тридцатые,
И до две тысячи десятых донеслись.
Жуем мы бублики,
Но нет республики,
И все по маленькой планете разбрелись.

Дети разных народов,
Где мы только теперь не живем!
Мы хотели свободы –
Что мы только теперь не поем?
Мы живем на планете,
Мы сидим в интернете –
В скайпе, в чате и в мыле...
Песню дружбы запевает молодежь!

Ах, ленты-бантики,
Красотки, франтики,
Бабетта веником
И солнце-клеш...
Травили дустом нас,
Давили с хрустом нас,
Но вот уж точно – не погубишь, не убьешь!
 
 
Лея Халанай

Об Институте им. Отта я уже писала довольно давно. Но это только один эпизод.
http://gilman-halanay.livejournal.com/197139.html

Вся же опупея выглядет куда солиднее. Первую барышню я вылеживала все девять месяцев. То гормональный фон не тот, то угроза выкидыша... В общем, я лежала и лежа вязала мужу бесконечный очень красивый свитер. Закончила я его уже гуляя с готовой ребенкой. Но не это главное. Я лежала, а меня все любили, холили и лелеяли. Все - это молодой муж (он же - мойдорогойсупруг) и мама. Долго-долго я лежала на сохранении сперва дома, потом в одной симпатичной клинике на Васильевском острове. Это отдельный десерт, не сейчас. Скажу только, что главной достопримечательностью там была повариха, которая нам делала такой вкусный рыбный супчик, что мы его унюхивали и ждали, когда уже подъедет телега, и нам дадут тарелочку. Ну, вы понимаете, что такое обоняние беременных, и что такое обычный рыбный суп в общепите.
А потом я улеглась в Институт акушерства и гинекологии им. Отта. По блату. Картинки интерьеров и прочего есть по ссылке выше. Наше беременское счастье заключалось в том, что палаты были на четыре бабы. То есть изначально в Повивальном институте при императорской родильне там находилось по одной даме. Но для советских баб, которые совсем не дамы, и это было счастьем, потому что из бывшей столовой сделали палату на двенадцать человек, а ели мы на коечке-на тумбочке. В этой бывшей столовой мне тоже пришлось полежать, но это уже со второй барышней.
Итак, "приближался срок родин". Когда отошли воды, меня быстро поволокли в родилку и оставили одну. Ну, наши все знают, как это было. Кровать железная, матрац продавленный, красная холодная клеенка скользкая и противная. Подушка тоже из клеенки. У меня с собой была шоколадка. Подруги предупредили, что будут хинин давать, так чтобы подсластить порошочек. Время идет, я не рожаю. Хинин дали - не помог, всадили окситоцин - не помог. То есть схватки есть, боль, как полагается, а ребеночек не хочет. Ей и там хорошо. А чего? Тепло, уютно. Суховато, правда, но - не рожается. Потащили меня на ультразвук, а потом еще на какой-то аппарат - самый новейший (1989 г.), который прослушивает сердцебиение плода.  Врач посмотрел на прибор и говорит:
- Брадикардия плода.
 - Что-о-о-о? - это уже я вступила. Для меня, выросшей в семье врача, тахикардия и брадикардия (редкое сердцебиение) были очень знакомыми словами.
 - А что ты так волнуешься?
- Да если вы меня немедленно не взрежете, я ваш институт разнесу на мелкие кусочки! Немедленно бригаду!
Переглянулись они между собой, не думаю, что я их очень уж испугала. Здание-то старинное, стены прочные, но кому нужна истерика у роженицы, да еще и "блатной".
- Сейчас, - говорят, - хорошая бригада придет, и все тебе сделают.
А время уже утро, а меня сюда привезли вечером. То есть дитё всухую уже больше 12 часов.
Короче, взрезали меня. Последнее, что я запомнила, это были часы в операционной, на которых было время 11:05.
Когда я очнулась после наркоза, на руке у меня была все та же красная клееночка - маленький кусочек. Ну, кто был, вы знаете. А на ней надпись: Халанай девочка 10-50. Бригада и впрямь была хорошая, управились за 40 минут. Так мне сказали. Клееночка эта у меня до сих пор лежит. Только 11-05 + 40 мин. никак не получается 10-50. Подстраховались ребята.
А потом уже мне рассказади, что у доченьки моей было тройное тугое обвитие шеи пуповиной. Если бы она сама рождалась, неизвестно что было бы.
Тогда я еще так не говорила, а теперь говорю. Барух а-Шем!

 
 
Лея Халанай
Прошу всех моих друзей по ЖЖ объявить, как они называются на ФБ, потому что я там тоже теперь появилась, и мне жаль упускать хорошую компанию. Прошу в просьбе не отказать. Кое-кого я уже нашла, но очень мало.